Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 6
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #105


Еще одна фотография Кротонского Резервуара со стороны Пятой Авеню, сделанная во время действия романа "Алиенист".

Следом Ласло коротко и все так же мягко описал всю жизнь этого человека, начав с раннего детства Яфета Дьюри и заканчивая подробностями убийства его родителей. Бичем ответил на них, подтверждая почти все наши гипотезы о его прошлом, а голос его становился все более беспомощным и слабым, как будто перед лицом человека, знавшего его так же хорошо, как он сам себя знал, у него не было выбора, кроме беспрекословного повиновения. Крайцлера удовлетворили старания Бичема – в них он усмотрел, что подспудная, но все еще сильная часть сознания убийцы все это время жаждала именно такого финала.
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #103


Джон О'Брайен Инмэн, "Катание на коньках в лунном свете, Центральный Парк, Терраса и Озеро" (1878)
Просто красивая атмосферная картина из той же эпохи, как и та, в которой происходит действие "Алиениста", хотя и существенно раньше

Когда он зашагал к мальчику, я прошептал Крайцлеру:
– Что он собирается делать?

Ласло еще не оправился от последствий затрещины.
– Мне кажется, – отозвался он, – что он собирается убить этого мальчика. И, я думаю, он хочет, чтобы мы за этим наблюдали. После чего…

Я заметил, как по щеке Крайцлера продолжает течь кровь.
– Вы как?
– Ай… – буркнул он в ответ, показывая, насколько мало его волнует наша дальнейшая судьба. – Глупость куда болезненнее. Мы прекрасно знали, что человек, которого мы преследуем, – прекрасный скалолаз, и тем не менее нас удивляет, что он справился с обычной каменной кладкой и зашел нам в тыл…
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #98


Вид с Хайбриджской Водонапорной башни (High Bridge Water Tower) - высота 61 метр, вместимость 180 тонн воды, на Хайбриджский Резервуар.
Построен на Верхнем Манхэттене в 1872 году, имел емкость 40 тысяч тонн воды (в два раза больше, чем Кройтонский), питался из того же, Кройтонского Акведука. Разобран в 1934 году.

Никто из нас не решился сообщить ему, что в этой части нашего подхода куда меньше научности, чем кажется на первый взгляд. Вместо этого мы собрали все, что у нас было по общественным работам и зданиям Манхэттена, и погрузились в изучение системы городского водоснабжения.
Каждое убийство, совершенное Бичемом в 1896 году, происходило на речном берегу, из чего мы уже заключили, что для его кровавого ритуала важное эмоциональное значение играет соседство большого объема воды. Таким образом, в первую очередь нам предстояло сосредоточиться на тех участках системы водоснабжения, которые располагались недалеко от береговой линии. Выбор оказался невелик – более того, фактически у нас оставался только один вариант: акведук и башня Хай-Бридж, чьи трубы десяти футов в поперечнике доставляли чистую воду из штата Нью-Йорк на Манхэттен через Ист-Ривер с 1840-х годов. Правда, если Бичем действительно выбрал Хай-Бридж, то это станет первым убийством, совершенным севернее Хьюстон-стрит. Однако тот простой факт, что раньше он орудовал только в Нижнем Манхэттене, еще не говорил, что он не знаком с северной частью острова. К тому же всегда оставалась возможность, что Бичем на деле планирует посетить менее импозантную точку на своей карте, скажем, какую-нибудь насосную станцию, и надеется, что мы клюнем на очевидный вариант с Хай-Бридж.
– Но что насчет этой истории мальчика? – спросил Теодор, крайне расстроенный тем, что не может принимать более активного участия в обсуждении. – Этот «замок над городом» и так далее? Это совпадает с вашей гипотезой?
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #97


22 октября 1883 года, Нью-Йорк, Метрополитен Опера, "Фауст".

Я пригубил сок.
– Система водоснабжения? К чему это все, черт возьми?
– У Сары и Маркуса есть догадки, – ответил Крайцлер, накладывая себе из маленькой тарелки немного тушеного картофеля с медальонами из артишоков и трюфелей. – Полагаю, они обо всем вам расскажут.

Я взглянул прямо в его черные глаза.
– Значит, вы не вернетесь?
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #96


Кротонский распределительный резервуар (Croton Distributing Reservoir) со стороны Пятой Авеню
Построен в 1842 году, как терминал Кротонского акведука, по которому на Манхэттен (Нью-Йорк Сити) поступала вода из текущей к северу от города реки Кротон. Занимал площадь в 4 акра (1,6 гектара). Высота гранитных стен толщиной в 7,6 метра составляла 15 метров. Максимальная вместимость резервуара составляла 20 тысяч тонн воды (по 50 литров на каждого жителя Манхэттена в год постройки и по 10-12 литров в конце 1890х). Был снесен в конце 19-го века, вскоре после времени действия романа "Алиенист".

Коронеру в морге Беллвью понадобилось более шести часов, чтобы определить причину смерти Джозефа: кто-то воткнул ему в основание черепа узкий нож, наподобие стилета, или вязальную спицу – так или иначе, орудие убийство проникло в мозг. Всю ночь я мерил шагами коридоры морга и курил одну за другой сигареты – это никак не помогло мне сделать никаких выводов; у меня мелькнула мысль о Вышибале Эллисоне и его тихом и действенном методе улаживать разногласия похожим оружием. Но даже в скорбном потрясении своем я не мог возложить ответственность на Эллисона: Джозеф не входил в число его подопечных, и даже если бы Вышибала точил на кого-то новый топор в связи с нашим следствием, такому смертельному ходу наверняка бы предшествовали выразительные угрозы. Так что если Бёрнс и Коннор не вынудили Эллисона помогать им (а эту возможность я даже рассматривать не стал в силу её полной невозможности), оставался только один вариант: Бичем. Каким-то образом ему удалось подобраться к мальчику, хоть я того и предостерегал.
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #94


Еще одна фотография Якоба Рииса, иллюстрирующая условия в которых жили в Нью-Йорке 1890-х иммигранты первого поколения. Благодаря таким личностям как Риис и Рузвельт, правящие круги города наконец обратили свое внимание на проблемы трудящихся и это уже в относительно близкой перспективе принесло ощутимые плоды.

Смех умер так же внезапно, как и возник.
– Я тут буду тем, кому поручено за домом глядеть. Хозяином поручено. Так что не морочь мне голову, пацан, или я тебе сам заморочу. Вот этой дрыной, понял-нет? – Он разговаривал на диалекте Бауэри, уже давно подхваченном громилами всего города, а этот язык мне всегда было сложновато воспринимать с подобающей серьезностью; но дубинка у него в руке мне не нравилась, поэтому я снова со вздохом полез за бумажником.
– Последний этаж, – сказал я, показывая деньги, – с обратной стороны. Жилец дома?
Collapse )

Не про Ефремова



Сначала москвичи русских грабят, а потом их убивают. Просто так, по приколу.

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #82


Теодор Рузвельт за десять лет до описываемых событий
В 1886 году 28-летний Рузвель претендовал на пост мэра Нью-Йорк Сити (тогда границы этого города ограничивались лишь современным боро Манхэттен), но проиграл, тем не менее, заслужив прозвище "Циклон".

Кстати, в книге упоминается, что Мур и Крайцлер пришли в дом четы Рузвельтов по адресу 689, Мэдисон Авеню, находившийся на перекрестке с 63 Восточной Улицей. Это достаточно странная ошибка. Дом номер 689 находился на перекрестке с 62-ой Ист Стрит.


Насколько я смог уяснить за те три дня, что предшествовали возвращению в город Айзексонов, поездка Сары в Нью-Полс подтвердила многие наши гипотезы о детстве убийцы. Саре удалось отыскать несколько человек, знавших Яфета Дьюри, и те подтвердили – к их чести, довольно удрученно, – что мальчик действительно терпел множество насмешек из-за своего ужасного лицевого тика. В школе (где, как уже давно предположил Маркус, чистописанию обучали по системе Палмера), равно как и в те редкие разы, когда он появлялся с родителями в городе, Яфета частенько окружали сверстники, состязавшиеся в увлекательном спорте: кто смешнее и точнее изобразит ужасный тик несчастного мальчика. А тик этот, как вспоминали теперь повзрослевшие мучители, был не обычной судорогой: лицо Яфета дергалось так сильно, что глаза и рот оказывались чуть ли не на месте ушей, как будто мальчику невыразимо больно и он всякий миг готов разрыдаться. Тем не менее казалось – и действительно было странно, – что он никогда не пытался дать сдачи своим обидчикам, ни разу даже не огрызнулся на издевки детей. Он просто не обращал на них внимания и занимался своим делом, а потому через нескольких лет детям Нью-Полса просто надоела эта забава. Впрочем, этого времени явно оказалось достаточно, чтобы навеки отравить душу Яфету, уже привыкшему сосуществовать с человеком, никогда не устававшим третировать его, – собственной матерью.
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #78


Эдлей Стивенсон. Фотография Мэттью Брейди
Эдлей Стивенсон (1835-1914) был вице-президентом США во время второй каденции Гровера Кливленда. Интересен тем, что стал основоположником целой политической династии в штате Иллинойс, большинство старших членов которой носили имена Эдлей. Его сын, Льюис Стивенсон (1868-1929) в 1914-17 годах был госсекретарем Иллинойса, внук - Эдлей Стивенсон II (1900-65) стал губернатором Иллинойса (1949-53), дважды - в 1952 и 1956 участвовал как кандидат Демократической партии в выборах президента, но оба раз проигрывал Дуайту Эйзенхауэру, а во времена президентсв Джона Кеннеди и Линдона Джонсона представлял США в Организации Объединенных Наций. Правнук - Эдлей Стивенсон III (р.1930) в 1967-70 был казначеем Иллинойса, а затем 11 лет был сенатором от штата в Конгрессе США. Праправнук - Эдлей Стивенсон IV (р. 1957) еще в молодости заявил, что не будет политиком и станет последним Эдлеем Стивенсоном в роду. С первой частью обещания он справился, став известным чикагским журналистом, но со второй нет и родившегося у него осенью 1994 года сына он все же назвал Эдлеем.

Едва начав работать с неграмотной и предположительно невменяемой девушкой, Крайцлер сообразил, что вообще не сможет общаться с ней, пока между ними не утвердится связь, основанная на доверии. И он смог создать такие узы, открыв Мэри кусочек своего прошлого – то, что он теперь двусмысленно именовал «личной историей». Не подозревая, что мне известно об этом эпизоде его жизни куда больше, чем он почитал за труд сообщить, Крайцлер и не догадывался, насколько полно я его понимал. Мэри же, насколько я мог предположить, была первым человеком, чьим ушам Ласло доверил драму своих бурных взаимоотношений с отцом, и подобное признание не могло не вызвать в ней ответного доверия; более того, Ласло, надеясь лишь побудить ее к рассказу о собственном прошлом, сам того не подозревая, заронил в ее душу семена своеобычной близости. После того как Мэри оказалась на 17-й улице в качестве прислуги, близость эта никуда не делась, напротив – жизнь в доме стала занимательнее и загадочнее. Когда в итоге Крайцлеру стало невозможно отрицать, что, во-первых, чувства Мэри к нему уже вышли за рамки одной лишь благодарности, а во-вторых, похоже, он сам испытывает ответное влечение, он погрузился в длительный самоанализ, пытаясь выяснить, не обычную ли жалость он испытывает к несчастному одинокому существу, взятому им под крышу. Окончательно удостоверился он в этом лишь за несколько дней до начала нашего следствия. Дело вынудило его отложить разрешение проблем личного свойства, однако помогло определиться с тем, каким это разрешение неизбежно станет. Ибо едва стало понятно, что физической опасности подвергаются не только члены нашего маленького отряда, но и его домочадцы, первым желанием Крайцлера стало защитить Мэри от угрозы, и оно намного превосходило заботы обычного попечителя. Именно тогда он принял решение как можно меньше сообщать ей о ходе следствия и, по возможности, изолировать ее от участия в нем; отдавая себе отчет, что враги способны уязвить его посредством тех, кто ему дорог, Ласло надеялся, что предохранит ее этим: если бы посторонний и смог установить с нею контакт, ему бы не удалось вытянуть из нее никаких полезных сведений, ибо она бы их просто не знала. Только перед самым отъездом в Вашингтон Крайцлер решил, что их отношениям можно как-то «развиться», о чем немедленно поставил в известность Мэри. Поэтому в глазах у нее стояли слезы, когда она глядела ему вслед: девушка боялась, что с Ласло может случиться такое, что помешает им перестать быть просто хозяином и прислугой.
Collapse )