Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 6
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #105


Еще одна фотография Кротонского Резервуара со стороны Пятой Авеню, сделанная во время действия романа "Алиенист".

Следом Ласло коротко и все так же мягко описал всю жизнь этого человека, начав с раннего детства Яфета Дьюри и заканчивая подробностями убийства его родителей. Бичем ответил на них, подтверждая почти все наши гипотезы о его прошлом, а голос его становился все более беспомощным и слабым, как будто перед лицом человека, знавшего его так же хорошо, как он сам себя знал, у него не было выбора, кроме беспрекословного повиновения. Крайцлера удовлетворили старания Бичема – в них он усмотрел, что подспудная, но все еще сильная часть сознания убийцы все это время жаждала именно такого финала.
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #102


Вид с Резервуара на 5е Авеню, 1879 год

Рыдания донеслись до нас прежде, чем мы увидели самого мальчика. На променаде не было иного освещения, кроме луны над головами, так что когда мы повернули в сторону 40-й улицы, над стеной резервуара из небытия выплыла и сверкнула в лунном свете каменная одноэтажная конструкция – башенка, призванная сохранять от непогоды контрольные механизмы. Плач – высокий, отчаянный и какой-то приглушенный – раздавался от ее подножия. Когда мы оказались примерно в сорока пяти шагах от каменной конструкции, я разглядел в лунном свете тусклый отблеск человеческой плоти. Мы приблизились еще на несколько шагов и отчетливо разобрали коленопреклоненную фигуру обнаженного мальчика. Руки его были скручены за спиной так, что ему приходилось упираться головой в каменные плиты променада; ноги также были связаны. Во рту у мальчика торчал кляп, из-за которого накрашенный рот был неестественно распахнут. Лицо блестело от слез, однако он был жив, и, что удивительно, – поблизости никого не было.
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #99


Миссис Уильям Астор (в девичестве Каролин Уэбстер Шермерхорн, 1831-1904)
Портрет Каролю-Дюрана (Шарля Дюрана, 18137-1917). По утверждению Джона Мура - создательница концепции "400 семей Нью-Йорка"

Стоя в толпе леди и джентльменов, обладающих достаточным количеством денег и опрометчивости, чтобы именовать себя «Нью-Йоркским Обществом», нетрудно постичь состояние ума бомбиста-анархиста. Офраченные и разодетые, сверкающие драгоценностями и благоухающие парфюмом легендарные Четыреста Семей города, вместе с их родственниками, свойственниками и приживалами, могут толкаться, язвить, сплетничать и набивать утробы с таким самозабвением, что непосвященному наблюдателю это может показаться даже забавным, но вот несчастному парвеню, оказавшемуся и их среде, будет не до смеха. Именно таким парвеню я имел несчастье оказаться воскресным вечером 21 июня. Крайцлер попросил меня (что показалось мне странным даже тогда) не заезжать за ним на 17-ю улицу, как обычно, а прибыть прямо в забронированную ложу «Метрополитен» непосредственно перед началом представления, так что мне пришлось взять кэб до «желтой пивоварни» и пробиваться к нашим местам по узким лестницам самостоятельно. Ничто иное так не выявляет инстинктов убийцы в аристократической верхушке нью-йоркского света, как благотворительная акция; проталкиваясь через вестибюль и пытаясь сподвигнуть на минимальное перемещение в пространстве неисчислимых granddames, чьи одеяния и пропорции служили гарантом их незыблемости и статуарности, я время от времени сталкивался с людьми, знакомыми мне с детства, друзьями моих родителей, которые, завидев меня, немедленно отворачивались или же отвечали на мои приветствия неуловимыми кивками, недвусмысленнее слов объявлявшими: «Прошу, увольте меня от унижения еще и разговаривать с вами». Меня это ничуть не смущало, если б не одно обстоятельство – никто из них не почитал за труд даже шелохнуться, чтобы пропустить меня. Когда я наконец достиг второго яруса, мои нервы, равно как одежда, пребывали в совершеннейшей растрепанности, а в ушах стоял звон нескольких тысяч в высшей степени идиотских бесед. На счастье, мне удалось протиснуться в боковой буфет под лестницей, опрокинуть бокал шампанского и добыть парочку полных, после чего я бесповоротно направился к ложе Крайцлера. Ласло уже изучал программу вечера, расположившись в глубине.
– Боже мой! – воскликнул я, падая в соседнее кресло и умудряясь не пролить ни капли. – Я не видел ничего подобного со времен смерти Уорда Макалистера! Не мог же он просто взять и восстать из могилы? – (Для удобства моих читателей помоложе поясню, что мистер Макалистер являлся светским eminencegrise (прим. - "серый кардинал") миссис Астор – человеком, собственно, и придумавшим Четыреста Семей, основываясь на максимальном количестве людей, способных, не стесняя друг друга, одновременно находиться в бальном зале великой леди ).
– Будем надеяться, что нет, – ответил Ласло, поворачиваясь ко мне с приветливой (и приветственной) улыбкой. – Хотя когда речь заходит о таких созданиях, как Макалистер, ни в чем нельзя быть уверенным. Ну что ж, Мур! – Он отложил программку и потер руки. Его вид по-прежнему излучал куда больше здоровья и довольства, нежели в последние наши встречи. Тут его взгляд остановился на шампанском. – Я смотрю, вы, друг мой, основательно подготовились к вечеру среди волков.
– Точно. Похоже, сегодня здесь собрались все, а? – произнес я, внимательно разглядывая «Бриллиантовую подкову». Я было вознамерился пересесть поближе к краю, но Крайцлер удержал меня.
– Если вы не против, Джон, я бы предпочел, чтобы мы провели этот вечер на заднем ряду, – произнес он и, заметив мой вопросительный взгляд, добавил: – Я сегодня не в том настроении, чтобы служить мишенью любопытным взглядам.
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #92


Теодор Рузвель и его друг - датский фотограф Якоб Риис (1849-1918) в своей прогулке по ночному Манхэттену натыкаются на спящего постового. Рисунок Рииса

Маркус и Люциус согласились с этими доводами, хотя, как и мы с Сарой, прекрасно понимали: это означает новый приступ беготни по городу. С другой стороны, шансы на успех здесь были немаленькие: список правительственных бюро и агентств, пользующихся услугами подобных людей, был на порядок короче перечня благотворительных организаций. Быстро прикинув, что секретарша из полицейского управления или уголовный репортер вряд ли смогут чего-то добиться у судебных крючкотворов или в любом государственном учреждении, Айзексоны вызвались идти на штурм бюрократов сами. Мы же еще раз проредили список независимых агентств, занимавшихся взысканием долгов, сосредоточившись на тех, что действовали в Нижнем Ист-Сайде и Гринвич-Виллидж, а еще конкретнее – на территории Тринадцатого участка. И в среду утром мы вновь вышли на улицы.
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #90


MacDougal Alley
Вид на типичную улицу нью-йоркского района Гринвич Виллидж в 1920х. Полагаю, за четверть века до того он выглядела примерно так же. Только Ford T там еще не парковались

Сара вновь улыбнулась и кивнула.
– А почему он решил съехать, вы не знаете?
– Ну отчего ж? – ответила миссис Пидмонт. – Несостоятельность.
– Что? – глупо переспросил я.
– Его судоходная линия, – последовал ответ. – Свирепая буря у берегов Китая. Ах, бедные морячки. Знаете, мистер Бичем отдал все свои деньги семьям несчастных матросов. –
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #89


Нью-Йорк, 1890е, 5 Авеню утром в Пасху

Но мы уже выскочили на улицу и свернули на запад. Я по-прежнему тащил Сару за собой, но едва ли это было необходимо – она и сама шагала бодро, а когда мы достигли Пятой авеню, громко расхохоталась. Дожидаясь просвета в потоке транспорта, она вдруг повернулась ко мне и обхватила меня руками за шею.
– Джон! – выдохнула она. – Он настоящий и он здесь – господи, мы же теперь знаем, где он живет !

Я обнял ее в ответ, и осторожно ответил:
– Мы знаем, где он жил, Сара. Сейчас июнь, а места он лишился в декабре. Полгода без работы могут изменить многое в жизни человека. К примеру, его способность платить за квартиру в приличном районе.
– Но он мог найти себе другую работу, – возразила Сара, хотя ее ликование несколько поугасло.
– Будем надеяться, – ответил я. Поток экипажей перед нами поредел. – Пойдем.
– Но как? – не выдержала Сара, когда мы ступили на проезжую часть. – Как тебе это пришло в голову? И что это за история с Тринадцатым участком?
Collapse )

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #83


Семья президента США Теодора Рузвельта в 1903 года (спустя 7 лет после действий романа "Алиенист")
Стоят слева направо - Квентин (1897-1918), Теодор (1887-1944), Алис Ли (1884-1980), Кермит (1889-1943), Этель Карроу (1891-1977). Сидит на подлокотнике Арчибальд Баллок (1894-1977), жена Т.Р. - Эдит Кермит (1861-1948).

Не успел я постучать, как до слуха нашего донеслись истошные вопли, сопровождающие всякий детский тарарам. Парадная дверь в конце концов распахнулась – перед нами стоял второй сын Теодора Кермит, которому на тот момент было шесть лет. Одет он был в обычную белую сорочку и короткие штанишки, а голову украшала копна волос – длинноватых, как и было принято для мальчиков его возраста в то время; в правом кулаке у него был грозно зажат некий предмет, судя по виду – рог африканского носорога на массивной подставке. Лицо мальчишки тоже не предвещало ничего хорошего.
– Здравствуй, Кермит, – ухмыльнулся я. – Отец дома?
– Никто не пройдет здесь! – мрачно возопил мальчик, глядя мне прямо в глаза. Моей ухмылки разом след простыл.
– Прошу прощения?
– Никто здесь не пройдет! – повторил он. – Это говорю я, Гораций – Хранитель Моста!
Collapse )