Собрание разностей (cpp2010) wrote,
Собрание разностей
cpp2010

Корея

Оригинал взят у alexandrov_g в Корея
Вопрос: кто победил в Корейской Войне?

Ответ ожидаем и однозначен - победили США. В этом месте неизбежно недоумение и вопрос к вопросу - зачем спрашивать о том, что и так известно? Ответ на ответ - спрашивать и отвечать приходится потому, что массовым сознанием войной в Корее считается не та война, которая велась в реальности и за победу принимается не вся победа, а лишь проговорённая словами и показанная нам часть её.

То, что известно нам как Корейская Война было всего лишь инструментом, "путём" по достижению цели более высокого порядка.

Целью было перевооружение Германии и членство Германии в НАТО.

Для этого следовало преодолеть сопротивление не корейского народа и даже не китайского вкупе с советским, а следовало для этого сломить сопротивление Англии и Франции.

В далёком уже 1950-м году англичане и французы боялись Германию (даже и побеждённую!) гораздо больше, чем они боялись СССР. Замечу, что тогдашние Англия и Франция представляли собою нечто большее, чем они представляют из себя сегодня и сопротивление они могли оказать тоже посущественнее.

Ведшаяся на Корейском полуострове в наигорячейшем своём изводе война в реальности была войной в Европе. Просто поле боя было вынесено подальше, так как по понятным причинам воевать в самой Европе никто не хотел, ни друзья Европы, ни её враги. И США одержали победу не только непосредственно "на театре", но и всюду, везде, вплоть до закулисья, причём победа эта была не просто победой, а триумфом.

Во вместившийся между 1950 и 1953 годами временной промежуток на пространстве, где предстояло развернуться событиям Холодной Войны, Америка захватила все господствующие высоты, наперёд обеспечив себе очень выгодные позиции, что во многом предопределило её окончательную победу в несопоставимо более масштабной в сравнении с Корейской Холодной Войне с СССР.

Вопрос: почему Корея?

Почему не где-нибудь ещё? Мир-то большой. Всем нам известным итогом Второй Мировой и итогом реальным стало создание двуполярного мира, так что горячая прокси-война на периферии большого мира просто-напросто напрашивалась. Сторонам было необходимо на практике "выработать" правила поведения и определить как далеко они могут заходить не только в мире, но и в войне. "Прокси-война" изобретение очень старое, но в начале 50-х прошлого столетия её предстояло вести в новых, небывалых до того реалиях двуполярья. По причине новизны "ощущений" Корейская Война была куда более ожесточённой, чем, например, Вьетнамская, которая была утыкана гораздо большим количеством красных флажков, ограничивавших не только пространство манёвра, но и пресекавших различные "инициативы с мест". Грубо говоря, к Вьетнаму вместо генерала МакАртура появился генерал Уэстморленд, что само по себе потребовало массы усилий по форматированию не только внешнего по отношению к США мира, но внутриполитических перемен. Но всё вышесказанное не объясняет заданного вопроса - почему именно Корея?

Ответ на этот вопрос интересен до чрезвычайности, так как позволит нам не столько в каком-то приближении понять (это едва ли достижимо, а в деталях и вовсе невозможно), как получить представление о том, что такое Игра.

Словечко это очень любят пускать в ход не только записные конспирологи, но и вполне респектабельные люди, на полном серьёзе рекомендующие себя "аналитиками", а между тем государства и в самом деле вынуждены сосуществовать, они ведь не в безвоздушном пространстве находятся, но поставлены они при этом в очень жёсткие рамки, называемые "границами", а между тем государство это что-то вроде организма, а организмы хотят дышать, они хотят кушать, они, в конце концов, хотят шевелиться.

Ну вот вам море, кораблик по морю плывёт, да не просто кораблик, а бриг под названием L'espérance, что на языке белых людей означает "Надежда". А в трюме "Надежды" не 193, не подумайте плохого, а всего лишь 183 раба и им хочется дышать, им хочется кушать и им, вы не поверите, но хочется шевелиться. А шевелиться нельзя, тесно у них там - справа негр, слева негр, а сверху переборка. А выше переборки - палуба, а на палубе - мостик, а на мостике стоит капитан Леду. Стоит и в подзорную трубу смотрит. И он всему голова, он за всё на корабле отвечает и он обо всём заранее подумал. Чтобы в трюме дышать можно было он велел пару пушечных портов откинуть, подойдёт назначенный им час и в трюм бак с баландой притащат и каждому дадут, никого не обидят, всем поровну. И о том, что у людей пролежни могут быть капитан тоже знает, а потому время от времени в трюм спускается матросик с кнутом и кричит: "Всем на левый бок!". И все на левый бок переворачиваются. Устанут на левом лежать, а тут уже опять матросик подоспел и кричит: "Всем на спину!" и все, даже и те, кто по-французски ни бельмеса, тут же с превеликим облегчением ложатся на спину. Порядок? Порядок! Почти как при Сталине. А представляете, что было бы, если б каждый шевелился в ту сторону, куда его замлевшей ноге заблагорассудилось? А если бы баланду не каждому в миску по черпаку, по-братски, а просто спустили бы бак с варевом во тьму трюма, да и всё, и люк сверху задраили. "Кушайте на здоровье, приятного аппетита."

Справа чужой потный бок. Слева чужой потный бок. Зловоние. За бортом - океан. Его не видно, а только слышно. Ни конца океану, ни краю. Над головой - палуба. Над палубой - небо. В небе ни облачка. Плывём. Куда? Да тебе-то что. Капитан Леду знает, куда плыть, а твоё дело вовремя с боку на бок перевернуться, замешкаешься - кнутом перетянут. Порядок же, забыл?

Понятно, что порядок нравится не всем. Что можно недовольному сделать? Можно взбунтоваться. Если взбунтуется один, капитан велит его за борт кинуть, и кинут, а что делать. Слово капитана - закон. И вот ты в океане, руками-ногами работаешь вольно, а кораблик вон он, красивый такой, в лучах закатного солнца по морю плывёт. От тебя. "А там сейчас баланду разносят..." Тихо вокруг, благостно, только время от времени не понять сзади ли, сбоку, акула по воде плавником - шлёп. Погодит, погодит, да и опять шлёпнет.

Бывает, что бунтуют все. "Стихия-с". Команду за борт, капитана - туда же, а потом, сбив цепи - гуляй, рванина! Что нашли - съели, что нашли - выпили. Весело! Ну, а дальше - рассвело, надо бы дальше плыть. Куда? Капитан знал как плыть, капитан знал куда плыть, а мы нешто хуже? Да мы лучше! Он умер вчера, а мы умрём через неделю. "Вот эту штуку, белые люди её секстантом называют, капитан брал в руки, смотрел вот так и мы плыли". Берут в руки, смотрят. Корабль на месте. Вертят секстант в руках, ползунки двигают, смотрят и так, и этак, а корабль на месте. Паруса висят, штиль. Вокруг - океан, сверху солнце жарит. Пить хочется. Ну да теперь-то что, хозяин барин, вон вода в бочке, пей, сколько влезет, ну и пьют. Спят вповалку, руки-ноги враскидку, вольнота! Не жизнь, а малина. День, другой, океан, солнце, штиль. Секстант со злости давно уже ногой растоптали, еду всю съели, когда воды в бочке на донышке чуть осталось, сообразили куда всё катится, начали друг дружку резать, уже не до веселья. Кто не дорезался, тот от жажды помре, пусто стало, тихо, не кораблик по морю идёт, а Летучий Голландец.

Может быть по-другому - капитан, что бунт проморгал, в конце концов справился, заводчиков перебил, остальных в трюм загнал, да туда из пушки картечью дал. От души. Ну и дальше чего? Доплыть-то он доплывёт, да только он пиастры-то под всё своё отчаянное предприятие в банке брал, а теперь, когда рабов нету, отдавать чем? Отнимут ведь у капитана Леду бриг "Надежду", хорошо ещё если в долговую тюрьму не посадят. А то ведь может так выйти, что и самому клеймо поставят, да и - на плантации.

"Сложно всё."

Так вот кораблик по морю и идёт. В трюме одни, на мостике другие, и все они друг с дружкой повязаны, опутаны нитями невидимыми, но оттого не менее прочными. "Мирное сосуществование." И отношения между ними - теснее не придумаешь. Даже и притом, что одни из них цепями вместе скованы, а другие вроде нет. Такая на корабле атмосферка, такие связи устанавливаются, такие флюиды перепархивают, ни один писатель описать не сможет, ни один даже и Фёдор Михалыч. И вот так они там и плывут, и вот так они там и живут, сосуществуют, и возникает там некая иерархия отношений, даже и в трюме, даже и среди скованных, а хотят они каждый своего, от раба до юнги и от юнги до капитана, и если они хотят уцелеть, то им приходится играть, всем со всеми, и это переплетенье людей, их судеб, желаний, болезней, смертей, возникающих и разрывающихся взаимоотношений, замкнутого пространства, океана, парусов, чаек и ветра мы вполне можем назвать Игрой.

Они вброшены в неё помимо своей воли. Хотят они того или нет, но они играют. Играют все.

Но не все выигрывают.

Г.А.


Tags: Корея, история
Subscribe
promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 6
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments