Собрание разностей (cpp2010) wrote,
Собрание разностей
cpp2010

Categories:

К убийству генерала Духонина

Оригинал взят у Az Nevtelen в К убийству генерала Духонина
К убийству ген. Духонина. (Из материалов «Особой Комиссии»). [Показания А.А. Голембиевского]. // На чужой стороне. Прага, 1925. Книга X. с. 218-220.



{с. 218}
К УБИЙСТВУ ГЕН. ДУХОНИНА.

   Ниже мы воспроизводим показание А. А. Голембиевского, состоявшего в день убийства ген. Духонина секретарем при Начальнике Штаба Верховного Главнокомандующего. Показание это дано было в Таганроге 14 ноября 1919 г. «Особой Комиссии», производившей, между прочим, и разследование обстоятельств, который сопровождали гибель ген. Духонина.
Ред.




   «После захвата 25 октября 1917 года большевиками власти в Петрограде, они, начиная с середины ноября, предприняли движение на Могилев для захвата Ставки, бывшей, конечно, главным центром и нервом всей военной жизни. Как только началось движение большевицких эшелонов на Могилев, в Ставке начал обсуждаться вопрос об обороне ее или об уступке добровольно власти большевикам.    Ярыми сторонниками обороны Ставки явились стоявшие там ударные баталионы, которые предлагали и уговаривали ген. Духонина разрешить им не впускать в Могилев большевиков, ручаясь ему за то, что им удастся отбить их наступление. Однако ген. Духонин не согласился на это и решил не оказывать большевикам сопротивления, не желая проливать, как он сказал, братской крови. 19 ноября им был отдан приказ ударным батальонам покинуть Могилев. В тот же день, или накануне вечером, точно не помню, в Могилев приехал представитель от большевиков для переговоров с ген. Духониным, ген. Одинцов. После переговоров их между собою ген. Духонин согласился передать командование большевикам, причем ген. Одинцов гарантировал ему неприкосновенность и сказал ему только, что он будет отвезен в Петроград 1) в Смольный для дачи объяснений и суда за его распоряжения, как Верховного Главнокомандующего, в каковую должность он вступил после бегства Керенского.
   22 ноября утром в Могилев пришли эшелоны запасного гвардии Волынского полка и матросов, по большей части с Авроры. Утром же все управления Ставки и телеграф были заняты их караулами. Генерал Духонин был арестован у себя в кабинете, причем к нему был приставлен караул из двух волынцев. Тут же находился и приехавший с матросами офицер моряк, кто он, не знаю. В это утро генерал продолжал принимать к докладу приносимые мною ему бумаги.
   Одновременно по управлениям были арестованы и другие офицеры.
   Около 12 часов дня к дому генерала подъехал автомобиль с 4 матросами, которые вместе с окарауливавшим его офицером моряком повезли генерала на вокзал. Перед отъездом своим генерал Духонин зашел ко мне и сказал, что его везут в Петроград

1) Здесь автор показания сделал оговорку: «Решение об отвозе ген. Духонина в Петроград последовало не по уговору ген. Одинцова, а по решению прапорщика Крыленко».

{с. 219}
для дачи объяснений по поводу его последних распоряжений. После отъезда генерала я остался в доме Верховного и ко мне был приставлен волынец. Я был арестован. И так мне пришлось пробыть до вечера, когда я, наконец, добился от генерала Бонч-Бруевича, назначенного большевиками на должность Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего, каковым оказался прапорщик Крыленко, чтобы он распорядился о моем освобождении.
   В 3 часа дня мне с вокзала позвонил подпоручик Дашкевич, бывший моим помощником, что генерал Духонин убит на вокзале матросами, чему он явился случайным очевидцем. На мои вопросы, как это произошло, Дашкевич мне ответил, что по телефону он этого говорить не может.
   На ночь я вернулся в дом Верховного, куда уже в то время был поставлен караул из 30 матросов. Вид у них был ужасный: вооруженные до зубов, с винтовками, револьверами, кинжалами, с пулеметными лентами через плечо, одетые в черные бушлаты и папахи, с озверелыми лицами.
   Только на следующий день, т. е. 21 ноября, мне удалось узнать от подпоручика Дашкевича и других очевидцев об обстоятельствах, при которых произошло это убийство. Оказалось, что по приезде на вокзал ген. Духонин был помещен в вагон Крыленко. Спустя некоторое время разнесся слух о том, что из Быхова бежал генерал Корнилов. Тогда матросы потребовали выдачи им генерала Духонина, говоря: «один убежал, так убежит и другой». Крыленко и Одинцов пытались уговорить матросов не трогать генерала, причем Крыленко даже якобы сказал им, что скорее они перейдут через его труп, чем он выдаст им Духонина. После этого матросы, оттолкнув Крыленко, ворвались в вагон, нанесли там несколько шашечных ударов генералу Духонину в голову и окровавленного его вытащили на площадку вагона, к которому собрались другие матросы. С площадки вагона ген. Духонин был ими выброшен на штыки обступивших вагон матросов и заколот. Затем тело генерала подверглось надругательствам: его раздели до нага, таскали по путям, а потом уже закоченевший труп в стоячем положении, весь обезображенный и избитый, матросы поставили в вагон и вставили ему в рот папироску, а рядом бросили дохлую собаку.
   Только через два дня удалось убрать труп генерала, причем на теле было обнаружено 16 штыковых ран, 3 шашечных в голову и 2 огнестрельных в спину.
   По ходатайству генерала Раттеля, тогдашнего Начальника военных сообщений, с разрешения Крыленко, труп генерала был отправлен в Киев. С тем же поездом, в котором было увезено тело, в Киев уехала вдова генерала, которую большевики тщательно разыскивали, но ее скрыл ген. Раттель и затем инкогнито отправил в Киев. В Киеве же, не смотря на то, что он не был еще занят большевиками, местными властями не было разрешено {с. 220} устроить торжественных похорон генерала и он украдкой был похоронен на кладбище Аскольдовой могилы.
   21-го же ноября ген. Бонч-Бруевич просил меня распорядиться, чтобы вещи ген. Духонина были собраны и заколочены в особый ящик. На это я ответил Бончу, что самое ценное уже расхищено в эту ночь матросским караулом, а затем предложил одному из матросов позвать начальника караула, чтобы тот распорядился разрешить деньщику генерала убрать и уложить вещи.
   Матрос пошел, а я в это время остался говорить с генералом Раттелем. Через несколько минут, я, услышав шаги приближающихся людей, обернулся. Ко мне подходил караульный начальник, одетый в форму боцмана. Вглядевшись его лицо, я остолбенел и прямо отшатнулся. В караульном начальнике я узнал кельнера одного из кафе в Берлине, где я бывал в бытность мою на службе в течение 11 лет при нашем военном агенте в Берлине. Тот тоже, очевидно, узнал меня, так как, увидев меня, сразу круто повернул обратно и на ходу приказал исполнить мое требование. Оправившись от временного смущения, я тотчас же послал за ним в догонку моего писаря Жуковича, но его нигде не могли уже разыскать. Он безследно исчез, а через 20 минут караул матросов был снят.
   Об этом я сказал генералу Раттелю, причем прибавил, что хочу официально доложить о происшедшем ген. Бончу-Бруевичу, от чего Раттель однако отсоветовал, говоря, что облик Бонча еще не выяснен и что он и офицеры его подозревают Бонча в сношениях с немцами, а в таком случае мое заявление будет безцельно и может грозить мне жизнью.
   5 декабря, не смотря на уговоры Бонча, мне удалось освободиться от обязанностей секретаря и уехать на минеральные воды.
Tags: история
Subscribe
promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 6
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments