April 10th, 2020

10 апреля 1938 года - последние выборы в Рейхстаг


"Вильгельм Густлофф"
Первый в истории круизный лайнер, предназначенный для отдыха трудящихся. Введенный в эксплуатацию в марте 1938 года, имел водоизмещение 25,5 тыс. тонн и бран на борт 1463 пассажира. 10 апреля 1939 года на нем действовал избирательный участок для немцев и австрийцев, живших в Великобритании

10 апреля 1938 года на территории Германии и присоединенной 13 марта 1938 года в результате Аншлюса Австрии прошли выборы в Германский Рейхстаг (парламент), а также Референдум о присоединении Австрии к Германии (14 октября 1938 года на месте Австрийской Республики была основана земля Остмарк, к которой присоединили некоторые территории Богемии и Моравии, ранее вошедшие в состав Германии в результате Мюнхенского Пакта) .
Collapse )
promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 6
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #83


Семья президента США Теодора Рузвельта в 1903 года (спустя 7 лет после действий романа "Алиенист")
Стоят слева направо - Квентин (1897-1918), Теодор (1887-1944), Алис Ли (1884-1980), Кермит (1889-1943), Этель Карроу (1891-1977). Сидит на подлокотнике Арчибальд Баллок (1894-1977), жена Т.Р. - Эдит Кермит (1861-1948).

Не успел я постучать, как до слуха нашего донеслись истошные вопли, сопровождающие всякий детский тарарам. Парадная дверь в конце концов распахнулась – перед нами стоял второй сын Теодора Кермит, которому на тот момент было шесть лет. Одет он был в обычную белую сорочку и короткие штанишки, а голову украшала копна волос – длинноватых, как и было принято для мальчиков его возраста в то время; в правом кулаке у него был грозно зажат некий предмет, судя по виду – рог африканского носорога на массивной подставке. Лицо мальчишки тоже не предвещало ничего хорошего.
– Здравствуй, Кермит, – ухмыльнулся я. – Отец дома?
– Никто не пройдет здесь! – мрачно возопил мальчик, глядя мне прямо в глаза. Моей ухмылки разом след простыл.
– Прошу прощения?
– Никто здесь не пройдет! – повторил он. – Это говорю я, Гораций – Хранитель Моста!
Collapse )