Собрание разностей (cpp2010) wrote,
Собрание разностей
cpp2010

Categories:

Калеб Карр, "Алиенист" / Alienist. #105


Еще одна фотография Кротонского Резервуара со стороны Пятой Авеню, сделанная во время действия романа "Алиенист".

Следом Ласло коротко и все так же мягко описал всю жизнь этого человека, начав с раннего детства Яфета Дьюри и заканчивая подробностями убийства его родителей. Бичем ответил на них, подтверждая почти все наши гипотезы о его прошлом, а голос его становился все более беспомощным и слабым, как будто перед лицом человека, знавшего его так же хорошо, как он сам себя знал, у него не было выбора, кроме беспрекословного повиновения. Крайцлера удовлетворили старания Бичема – в них он усмотрел, что подспудная, но все еще сильная часть сознания убийцы все это время жаждала именно такого финала.

Наверное, мне тоже следовало радоваться результатам этой первой беседы; однако, видя, как голос Бичема становится все покорнее, словно это дитя уже ничем не могло нам угрожать, в отличие от человека, захватившего нас в плен, я поддался крайнему раздражению, потрясшему самые глубины моей души. Раздражение быстро сменилось праведным негодованием: это существо не имело права претендовать на человеческую жалость после всего им совершенного. Что это за чудовищная насмешка – сидеть здесь, исповедоваться и хныкать, словно один из тех детей, которых он зарезал? Куда подевались все зверство, жестокость, надменность и вседозволенность, которые он выказывал до сегодняшней ночи? Эти и подобные им вопросы взвихрились в моей голове, и гнев переполнил меня настолько, что я, не в силах сдерживать его, выпрямился и проревел:
– Замолчи! Заткнись к чертовой матери, жалкий трус!

И Ласло, и Бичем немедленно замолкли и потрясенно воззрились на меня. Лицо убийцы судорожно задергалось с новой силой, когда он заметил в моей руке «кольт», а Ласло вышел из ступора и понимающе, но с упреком сказал мне:
– Ладно, Мур. Будьте так любезны, посидите с мальчиком.
– И оставить вас наедине с этим? – спросил я. Мой голос еще подрагивал от гнева. – Вы рехнулись? Посмотрите на него, Крайцлер, – это же он, тот самый человек, на руках которого столько крови! А вы сидите с ним рядом и верите, что он – какой-то…
– Джон! – перебил меня Крайцлер. – Довольно. Ступайте и подождите меня внутри.

Я перевел взгляд на Бичема.
– Ну что? В чем ты пытаешься его убедить? – Я наклонился к Бичему так, что дуло револьвера почти уперлось ему в лоб. – Все еще думаешь, что сможешь отвертеться, а?
– Да черт возьми, Мур! – вскричал Крайцлер, хватая меня за руку, однако револьвер от головы убийцы не сдвинулся ни на дюйм. – Хватит!

Я наклонился еще ближе к корчащемуся лицу.
– Мой друг считает, что если ты не боишься смерти, то это верный признак безумия, – прошипел я. Ласло по-прежнему пытался меня обезоружить, и дуло револьвера переместилось к горлу. – Ответь, ты боишься смерти? Боишься? Боишься умереть так же, как все эти дети, которых ты…
– Мур! – вновь крикнул Крайцлер, но я не слышал его. Большой палец мой дернулся, взводя курок, и от щелчка Бичем отчаянно взвизгнул и шарахнулся от меня, как пойманное в ловушку животное.
– Э, нет, – прохрипел я, – ты не сумасшедший, напротив, – ты боишься смерти!

С ошеломляющей внезапностью воздух вокруг нас поглотился выстрелом. Где-то под моей рукой раздался звучный шлепок, и Бичем резко дернулся – на левой стороне груди его алела рана, из которой с тихим свистом начал выходить воздух. Уставив в меня свои близко посаженные глазки, убийца уронил скованные руки и завалился набок, отчего куртка соскользнула с его плеч.

Я его убил, пронеслось в моей голове. Мысль эта не принесла ни радости, ни угрызений совести, то была просто констатация факта – но тут мои глаза невольно остановились на «кольте» в руке: курок его по-прежнему был взведен. Я не успел сообразить, что же на самом деле произошло, а Ласло одним прыжком уже достиг Бичема и склонился над телом, осматривая рану. Покачав головой от неприятного звука выходящего из раны воздуха и не останавливающегося кровотечения, Крайцлер сжал кулак и огляделся. Но смотрел он не на меня – и проследив за его взглядом, я обернулся.

Коннору как-то удалось выпутаться из пеленавших его веревок и теперь он стоял на променаде. Разогнуться он не мог от боли и головокружения, а левую руку прижимал к своему распоротому боку, в правой же у него был маленький и грубо сработанный двуствольный пистолет. Его окровавленный рот кривился в усмешке. Он сделал к нам шаг или два.
– Сегодня все кончится, – сказал он, поводя пистолетом в нашу сторону. – Бросай, Мур.

Я повиновался, медленно и осторожно, но как только мой «кольт» коснулся плит, воцарившуюся было тишину разорвал новый выстрел – откуда-то чуть дальше, – и Коннор рухнул ничком, как будто ему крепко врезали по затылку. Падая, он лишь хрюкнул, а из дыры в его сюртуке немедленно забила кровь. Еще не развеялся пороховой дымок от его собственного выстрела, а из мрака выступила новая фигура.

Это была Сара и она сжимала в руке свой револьвер с перламутровыми накладками. Какое-то время она совершенно бесстрастно смотрела на Коннора, потом подняла взгляд на нас с Ласло.
– Я подумала об этом месте сразу же, как только мы добрались до Хай-Бридж, – звенящим голосом произнесла она. За ее спиной из темноты выступили братья Айзексоны. – Когда
Теодор сообщил, что вы покинули оперу, я уже знала…

Я наконец позволил себе вздох облегчения.
– И хвала создателю, – сказал я, вытирая пот со лба и поднимая свой револьвер.

Ласло остался на коленях у тела Бичема, но все же поднял голову и посмотрел на Сару:
– А где комиссар?
– В поисках, – ответила она. – Мы ничего ему не сказали.

Ласло кивнул:
– Спасибо, Сара. У вас на это было немного причин.
– Вы правы, – по-прежнему бесстрастно ответила она.

Внезапно Бичем открыл глаза и зашелся в кровавом кашле.

Крайцлер подставил руку ему под голову, не давая ей опуститься на плиты.
– Детектив-сержант? – позвал он, и Люциус немедленно поспешил на помощь. Взглянув на рану, он покачал головой:
– Боюсь, хорошего мало…
– Да знаю я, знаю, – резко отозвался Крайцлер. – мне просто нужно… разотрите ему руки, прошу вас. Мур, снимите наконец с него эти чертовы кандалы. Мне нужно всего несколько минут.

Когда я освободил руки умирающего, Ласло извлек из кармана своего фрака небольшой пузырек с нюхательной солью и, откупорив его. поводил перед носом Бичема. Люциус принялся энергично шлепать и растирать его запястья, Ласло же впадал во все большее отчаяние, когда стало ясно, что попытки почти ни к чему не приводят.
– Яфет, – тихо, почти умоляюще шептал Крайцлер. – Яфет Дьюри, ты меня слышишь?

Веки Бичема затрепетали и глаза беспомощно приоткрылись – взор его угасал. В конце концов он остановился на лице напротив. Убийцу больше не терзали спазмы, и взгляду него был, как у испуганного ребенка, знающего, что помощи от незнакомца он не дождется.
– Я… – выдохнул Бичем и закашлялся кровью. – Я… умираю…
– Слушай меня, Яфет, – настойчиво заговорил Крайцлер, вытирая кровь с его лица и бережно поддерживая голову. – Ты должен слушать меня… Что ты видел, Яфет? Что ты видел, когда смотрел на детей? Что заставляло тебя убивать их?

Тот затряс головой из стороны в сторону, по телу его прошла дрожь. Он обратил полные ужаса глаза к небу, а челюсть его отвисла, явив лунному свету широкие зубы, на которых теперь блестела кровь.
– Яфет! – повторил Ласло, чувствуя, что убийца уходит от нас. – Что ты видел?

Продолжая мотать головой, Бичем посмотрел в лицо Крайцлеру, на котором застыла мольба, и, задыхаясь, ответил:
– Я… никогда не… знал… – прохрипел он виновато. – Я… не… знал! Я… не… они…

Дрожь его переросла в конвульсии, охватившие все тело, и он судорожно схватился за рубашку Ласло. Смертельный страх так и не сошел с его лица; Джон Бичем содрогнулся в последний раз, закашлялся кровью и рвотой и замер. Огромная голова свесилась набок, и ужас в глазах его наконец погас.
– Яфет! – выкрикнул Ласло, уже понимая, что кричать поздно.

Люциус склонился над ними и прикрыл убийце глаза. Крайцлер медленно и осторожно опустил голову покойника на плиты.

..............................................................................................
Романтичные девушки голые на природе, одни из фотоаппапаратом. Посмотрим, что у них получилось, не все же умеют пользоваться профессиональными фотокамерами. Но, а вдруг получится конкурент Моне Лизе ?
Tags: история америки, литература
Subscribe
promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 6
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments