Собрание разностей (cpp2010) wrote,
Собрание разностей
cpp2010

Categories:

Калеб Карр, "Алиенист". #67

uwsfromthedakota1890
Центральный Парк (Central Park) Нью-Йорка в начале 1890х годов.
Кстати, Джек Финни в своем романе "Меж Двух Времен", действие которого происходит в 1882 году, ошибается, поместив героя-попаданца в "Дакоту", роскошный жилой дом, построенный только в 1884 году. На фотографии она видна в левом верхнем углу.

Я повернулся к Моргану.
– Что ж, возможно, это ничего не скажет такому человеку, как инспектор Бёрнс, сэр, а быть может, и вы не разберетесь в этом, но… мы используем в расследовании метод, который можно назвать «реверсивным».
– То есть, в переводе – «через задницу»! – хохотнул Бёрнс. Я учел ошибку и сделал второй заход:
– Иными словами, мы берем заметные характеристики самих преступлений и черты их жертв, и на их основе определяем, какой человек мог здесь поработать. Затем при помощи улик, которые в других обстоятельствах могли бы показаться ничего не значащими, мы смыкаем кольцо.


Я понимал, что в любой момент могу запутаться, так что помощь Крайцлера оказалась как нельзя кстати:
– Имеется прецедент, мистер Морган. Сходные, хотя и более примитивные попытки к этому делало следствие, распутывая дело Потрошителя в Лондоне восемь лет назад. А сейчас французская полиция ищет своего Потрошителя, и они пользуются методами, не очень отличными от наших.
– Лондонский Потрошитель, – подал голос Бёрнс. – Его же не арестовали случайно без моего ведома?
– Нет, – помрачнел Крайцлер.
– И французы со своей антропо-хренологией тоже далеко не продвинулись?

Ласло помрачнел еще больше:
– Недалеко.

Бёрнс наконец оторвался от книги и одарил нас удовлетворенным взглядом:
– Что ж, джентльмены, прекрасные примеры. Воцарилось молчание, и я понял, что наши шансы одержать верх в этом споре стремительно тают. С новой решимостью в голосе я начал:
– Факт в том, что…
– Факт в том, – перебил меня Бёрнс, подходя к нам, но обращаясь к Моргану, – что это всего лишь умственное упражнение, отнюдь не способное решить дело. Эти люди занимаются одним – обнадеживают всех, кого опрашивают, что дело поистине может быть раскрыто. Как я уже сказал, это не только бессмысленно, но и попросту опасно. До иммигрантов следует донести всего одно: им и их детям нужно блюсти законы этого города, и тогда ничего плохого с ними не произойдет. Если они не прислушаются, никто, кроме них самих, не будет в ответе за возможные последствия. Может, проглотить такое им будет тяжело. Но этот идиот Стронг с его ковбоем-уполномоченным недолго просидят в своих креслах. И тогда уже мы сможем вернуться к принудительному кормлению. Моментом.

Морган медленно кивнул и перевел взгляде Бёрнса на Крайцлера.
– Вы свою точку зрения высказали, инспектор. А теперь – вы нас не простите?

В отличие от Комстока и священников, Бёрнса, казалось, повеселила лаконичная манера Моргана прощаться: покидая библиотеку, он даже принялся тихо насвистывать. Когда дверь за ним закрылась, Морган встал и подошел к окну – словно хотел удостовериться, что Бёрнс покинул его дом.
– Могу ли я предложить вам выпить, джентльмены? – наконец вымолвил он.

Мы отказались, а хозяин извлек сигару из ящика на столе, раскурил ее и стал медленно расхаживать по толстым коврам библиотеки.
– Я согласился принять делегацию, которая нас только что покинула, – объявил он, – из уважения к епископу Поттеру, а также потому, что не желаю больше наблюдать за продолжающимися беспорядками.
– Прошу прощения, мистер Морган, – сказал я, несколько изумленный его тоном. – Но неужели ни вы, ни присутствовавшие здесь джентльмены даже не пытались обсудить этот вопрос с мэром Стронгом?

Моргай быстро рассек рукой воздух перед собой:
– Инспектор верно заметил насчет полковника Стронга. У меня нет никакого интереса вести дела с человеком, чья власть ограничена выборами. Кроме того, Стронг не располагает умом для решения подобных задач.

Шаги Моргана звучали тяжело, размеренно. Мы молчали. Библиотека медленно заполнялась клубами сигарного дыма, и когда Морган наконец остановился и заговорил, я едва мог разглядеть его сквозь буроватую пелену.
– Насколько я могу видеть, джентльмены, существует всего два благоразумных курса – ваш и тот, что предлагает инспектор Бёрнс. Нам необходим порядок. А особенно – сейчас.
– Почему сейчас? – поинтересовался Крайцлер.
– Возможно, вы не в том положении, чтобы об этом судить, доктор, – осторожно начал Морган, – но в настоящий момент мы стоим на распутье, как в самом Нью-Йорке, так и в стране в целом. Город изменяется, причем – коренным образом. О, я говорю не только о приросте населения за счет притока иммигрантов. Я имею в виду сам город. Двадцать лет назад это все еще был главным образом порт, и гавань служила нашим основным источником коммерции. Сегодня же нашему превосходству брошен вызов другими портами, а грузоперевозки вытеснены мануфактурами и банками. Производству, как вам известно, потребны рабочие, и нам их предоставляют менее удачливые страны мира. Вожди организованных профсоюзов обвиняют нас в том, что мы скверно обращаемся с их подопечными. По так это или нет, они продолжают ехать сюда, потому что здесь гораздо лучше того, что они оставили за плечами. По вашей манере речи я понял, что вы и сами иноземного происхождения, доктор. Сколько времени вы пробыли в Европе?
– Достаточно, – ответил Крайцлер, – чтобы понимать, о чем вы.
– Мы не обязаны предоставлять всем приезжающим в эту страну легкую жизнь, – продолжал Морган. – Мы обязаны лишь предоставить им шанс обрести подобную жизнь прилежным трудом и дисциплиной. И шанс этот – больше, чем где бы то ни было на свете. Поэтому они сюда и едут.
– Несомненно, – согласился Крайцлер, и в его голосе послышались первые нотки нетерпения.
– А мы окажемся неспособны предлагать подобный шанс в будущем, если экономическое развитие нашей нации – нынче пребывающей в глубоком кризисе – будет сдерживаться дурацкими политическими идеями, рожденными в трущобах Европы. – Морган опустил сигару в пепельницу, подошел к буфету и разлил по трем стаканам жидкость, оказавшуюся превосходным виски. Более ни о чем не спрашивая, два стакана он протянул нам. – Любые события, которые могут служить на потребу этим идеям, должны подавляться. Именно поэтому здесь присутствовал мистер Комсток. Он истово верит, что такие идеи, как ваши, доктор, могут быть подобным образом проституированы. А если вы вдруг преуспеете в своем расследовании, вашим идеям начнут доверять еще больше. Так что видите… – Морган снова взял сигару и выдул титаническое облако дыма. – Недостатка в могущественных врагах у вас нет.

Крайцлер медленно поднялся.
– Следует ли нам считать вас в их рядах, мистер Морган? Пауза, последовавшая за его словами, казалось, не кончится никогда. Ответ Моргана должен был решить судьбу всего нашего предприятия. Если он придет к заключению, что Поттер, Корриган, Комсток и Бёрнс правы, а наше следствие таит в себе целый спектр угроз для «статус-кво» в городе, и терпеть его нельзя ни под каким видом, можно сворачивать палатки и двигать домой. Морган в состоянии купить и продать что угодно и кого угодно в Нью-Йорке, и препоны, чинившиеся нам прежде, не пойдут ни в какое сравнение с теми, которые он нам выставит, если того пожелает. И напротив, если он даст понять сильным града сего, что нашим трудам быть если не активно поошряему, то по крайней мере терпиму, мы можем надеяться, что суровых помех более не случится, кроме тех, что наши противники уже предприняли. Наконец Морган испустил глубокий вздох.
– Не следует, сэр, – сказал он, уминая в пепельнице сигару. – Как я сказал, я мало что понял из ваших, джентльмены, объяснений что психологии, что криминального следствия. Но я хорошо разбираюсь в людях. И ни один из вас не кажется мне злонамеренным в рассуждении интересов общества. – Мы с Крайслером удовлетворенно кивнули, выказав невероятное облегчение, разлившееся по нашим жилам. – Вам, тем не менее, не удастся избежать препятствий, – продолжал Морган, но без той напруги, что слышна была в его голосе прежде. – Церковников, что присутствовали здесь, я полагаю, можно будет убедить отойти в сторону, но вот Бёрнс будет и далее третировать вас, стараясь всеми силами сохранить свои методы и организацию, которую он столько лет упрочивал. И его будет поддерживать Комсток.
– Мы до сих пор успешно противостояли их козням, – ответил Крайцлер. – И я верю, что впредь нам это удастся также.
– Разумеется, я не могу оказывать вам публичную поддержку, – добавил Морган, указывая на дверь библиотеки и провожая нас к ней. – Это будет, пожалуй, чересчур… сложно. –

Последнее означало, что, невзирая на превосходную живость ума и не уступающую ей личную эрудицию, финансист в глубине души оставался подлинным уолл-стритским ханжой: на публике вещал о Боге и семейных ценностях, а приватно держал у причала яхту, укомплектованную хорошенькими барышнями, и наслаждался почитанием тех, кто живет по тем же правилам. А уважение своей ровни он во многом утратит, если сочтут, что он спелся с Крайцлером. – Хотя, – продолжал финансист, подводя нас к парадному выходу, – поскольку быстрое завершение этого дела отвечает всеобщим интересам, в том случае, если вы вдруг окажетесь стеснены в средствах…
– Благодарю вас, но не стоит, – торопливо ответил Крайцлер, когда мы оказались на крыльце. – Гораздо безопаснее, если между нами вообще не будет денежных связей, мистер Морган. Вы не должны забывать о своем положении.

На ядовитость замечания Морган ощетинился и, поспешно пробормотав: «Доброго вечера», закрыл за нами дверь, даже не подав руки.
– Как-то неуместно это было, Ласло, не находите? – спросил я, когда мы спускались по ступеням. – Человек всего лишь пытался нам помочь.
– Не стоит быть таким наивным, Мур, – рявкнул Крайцлер. – Люди подобного склада способны лишь делать то, что, по их мнению, отвечает их интересам. Морган решил поставить на нас против Бёрнса: скорее мы отыщем убийцу, нежели инспектору с компанией удастся неопределенное время сдерживать гнев населения. И он сделал верную ставку. Я вам так скажу, Джон: нам имело бы смысл даже провалить дело – лишь ради того, чтобы посмотреть, каковы для таких людей будут последствия.

.............................................
Мало напечатать изображение на самоклеющейся пленке или канве, затем еще нужно, если речь не идет о большом листе для, например, уличного рекламного стенда, вырезать отдельные буквы, образы или просто элементы изображения заданной формы. Для этого используется весьма недешевое оборудование - режущие плоттеры, называемые также каттерами. Именно такие девайсы используются санкт-петербургской компанией adv-f1 (https://adv-f1.ru/uslugi/plotternaya-rezka) для изготовления элементов рекламы, по заказу рекламных агентств, торговых компаний, политических и государственных организаций. Цена за работу составляет 450 рублей за кв.м. белой пленки и на 200 рублей дороже - цветной.

Tags: история америки, литература
Subscribe

Posts from This Journal “литература” Tag

  • Калеб Карр, "Алиенист". #68

    Старое здание Метрополитен Опера в 1905 году. В этом здании давались представления с 1883 по 1966 годы. Я был слишком измотан, чтобы…

  • Калеб Карр, "Алиенист". #66

    Инспектор Томас Бёрнс (1842-1910) в 1886 году Пока эти слова сочились изо рта Корригана, я поймал себя на том, что глазею на двух святых отцов,…

  • Калеб Карр, "Алиенист". #65

    Джон Пирпойнт Морган (1837-1913) Фотопортрет работы Эдварда Штайхена, 1903 год. Штайхен (1879-1973) - знаменитый американский фотограф, уроженец…

  • Калеб Карр, "Алиенист". #64

    Даунтаун Манхэттена с Бруклинского моста Фотография Фреда Пэламбо для World Telegram & Sun, 1881 год. За следующие 15 лет облик этой части…

  • Калеб Карр, "Алиенист". #63

    Вот именно этот вход и именно в это здание увидели Мур и Крайцлер, когда вышли из экипажа Коннора. Кто в нем жил станет известно в следующей…

  • Калеб Карр, "Алиенист". #62

    Дедвуд, Южная Дакота, середина 1890-х годов. В окрестностях этого городка, куда Крайцлер посылает детективов Айзексонов, в жуткой глуши Горных…

promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 6
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments