cpp2010

«Лучше быть свиньёй, чем фашистом» (Хаяо Миядзаки)


Previous Entry Share Next Entry
cpp2010

И кости заговорят — дело «Колбасного короля»

Оригинал взят у dobizha в И кости заговорят — дело «Колбасного короля»


Эта история вполне могла послужить основой одного из эпизодов известного телесериала, в котором главным доказательством вины преступника становятся кости. Таковыми они стали и в этом деле. Трудно доказать вину убийцы, даже имея мотив и возможность. Нужно еще тело. Но как быть, если в распоряжении следствия имеются только небольшие фрагменты костей?

Обстоятельства дела

Адольф Лютгерт, немец по происхождению, в 1865 году прибыл в Америку с тридцатью долларами в кармане, обосновался в Чикаго и за несколько лет создал процветающий бизнес в мясной промышленности. К сорока пяти годам он владел компанией по производству колбасы и фирмой по упаковке товара. Его называли «Колбасным королем» Чикаго.



Еще до того как Лютгерт занялся колбасным бизнесом, в 1872 году, он женился на Каролайн Рупке, но брак оказался настоящим испытанием. Один из двух детей умер на второй день после рождения, а в 1877 умерла и сама Кэролайн. Но через два месяца после смерти первой жены, Лютгерт женился вторично. На этот раз его избранницей стала Луиза Брикнес — она также приехала из Германии и в Чикаго работала домашней прислугой. Ему было 32 ей — 23. И у них было четверо детей. Бизнес Лютгерта быстро рос, и семья ни в чем не испытывала нужду.



Пика успешности дела Люгерта достигли к 1893 году, когда его компании стали официальными поставщиками международной ярмарки в Чикаго. Однако этот же момент стал и точкой падения. После закрытия ярмарки разразился кризис, охвативший несколько штатов, и дела пошли на спад. Заказы на продукцию резко сократились. Некоторые клиенты не могли даже заплатить за товар, который им был уже отгружен. Адольф задумался о продаже бизнеса, но нарвался на мошенников. Кроме того, обанкротился банк, в котором он хранил свои деньги.

Лютгерт держал происходящее в тайне от своей жены насколько долго, как мог, но слухи, наконец, достигли ее и она, привыкшая к сладкой жизни, решила бороться за деньги. Ее решимость подогрели распространившиеся слухи о неверности мужа. Тут вспомнился и офис с личным кабинетом и кроватью, и донос сердобольных знакомых о поцелуе с какой-то работницей завода в цехе, и об ухаживаниях Адольфа за богатой вдовой Кристиной Филдс.



А 1 мая 1897 года Луиза Лютгерт исчезла. Ушла из дома и не вернулась. Об этом 4 мая сообщил в полицию ее брат Даудрих Бикнесс. Разумеется, первым, к кому обратились с вопросами был ее супруг. Адольф Люгерт спокойно ответил, что Луиза решила оставить его и, по всей видимости, решила возвратиться в Германию. И не одна, а, вероятно, с новым избранником.

Версия, рассказанная мужем выглядела мало убедительной. Сбежать, никого не поставив в известность, не разведясь с законным супругом, — невероятно. На что рассчитывал Люгерт было совершенно непонятно. Но только до тех пор, пока перед полицией не возник вопрос: а где же, собственно, женщина? Если она убита, где тело? Чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, нужно найти Луизу, живой или мертвой.

Капитан Герман Шуттлер сразу же возбудил расследование. Прежде всего, в прессу было дано короткое сообщение в надежде, что кто-либо откликнется и даст полезные сведения о местонахождении пропавшей женщины. Обыскали всю округу, сосредоточившись на исследовании русла реки, полагая, что в случае самоубийства или убийства, тело, вероятно, могло находиться там. Когда же поиски не дали результата, Шуттлер обратил внимание подчиненных на фабрику Лютгерта.

Следствие установило, что накануне исчезновения жены, Адольф до поздна работал в подвале своего завода. Ночной сторож, Фрэнк Балк, включил освещение, а также, по просьбе Лютгерта, помог ему перенести в цех несколько пакетов с нитратом калия, после чего хозяин отправил его в аптеку за лекарством от болей в спине. Когда же сторож вернулся, он не смог попасть в помещение. Дверь была заперта и очевидно, что Адольф Лютгерт уединился в цеху.



На следующий день работники колбасного цеха обратили внимание на беспорядок вокруг одного из чанов с мясным фаршем. Мясная поверхность была покрыта странной пеной, рядом на полу — такая же субстанция. Подозрительный сторож, дежуривший прошлой ночью, вызвал полицию.

Исследовав содержимое чана, полицейские обнаружили на дне два золотых кольца, мелкие фрагменты костей, зуб и две металлические детали, похожие на части женского корсета. На одном из колец отчетливо читалась гравировка «LL». Кольца были идентифицированы, как принадлежавшие миссис Лютгерт. Во дворе, в куче костей животных, нашли, предположительно, части человеческого черепа и другие фрагменты костей различного размера.

Адольфа Лютгерта арестовали. Он все отрицал. Говорил, что кости в чане с фаршем принадлежат животным, а кольцо могло выпасть у него во время работы.

Суд

Судебный процесс начался 1 августа 1897 г. и продлился до 2 января 1898 г. За это время зал судебных заседаний посетили тысячи людей, и значительную их часть представляли женщины. Однако не следует думать, что все они пришли на суд с отвращением к предполагаемому убийце. Многие из них ловили его взгляды со скамьи подсудимых, и было видно, что дамы симпатизируют Лютгерту.

Журналисты со всей Америки освещали процесс. Для «Нью-Йорк джорнал» о нем писал известный новеллист Джулиан Готорн, сын знаменитого писателя Натаниэля Готорна.

Адвокаты обвиняемого избрали единственно возможную линию защиты, высказанную самим Люгертом во время ареста: жену он не убивал, она просто ушла от него. У стороны обвинения вариантов также имелось не много. Нужно было доказать, что фрагменты костей принадлежат жене Лютгерта.

7 августа прокурор поручил провести эксперимент. Эксперты, сотрудничавшие с обвинением, поместили труп в похожий чан и варили его около двух часов. По истечении этого времени, тело оказалось растворенным за исключением крупных костей. Основываясь на этом, прокуратура настаивала, что избавление от тела таким способом возможно.

24 августа Лютгерт предстал перед судьей, мистером Татхиллом. Адвокат подсудимого выступил с заявлением, что стороной защиты также были привлечены эксперты и они произвели аналогичный эксперимент. Однако получен иной результат — труп растворить не удалось. Кроме того, суду было представлено письмо, подписанное «Луиза Лютгерт», из которого следовало, что женщина жива, и скрывается у своих друзей в Чикаго.

Обвинение настаивало на виновности Адольфа Лютгерта и помимо экспериментов с трупом, представляла свидетельства очевидцев. В суде выступили Николас Флобер и Эмма Готлиб, которые заявили, что видели мистера Лютгерта поздним вечером 1 мая вместе с женщиной по комплекции похожей на его жену. Фабричный сторож Франк Балк повторил свои показания во время предварительного расследования, но таже сделал и существенное дополнение. Он рассказал, что 6 мая, когда на фабрике уже побывала полиция, Лютгерт позвал его и поинтересовался, не нашли ли чего полицейские в цеху? Получив отрицательный ответ, он выдохнул с облегчением: «Это хорошо». Затем он предупредил сторожа, чтобы тот держал язык за зубами, и пообещал всяческую помощь для него и его сына.

Фрэнк Одорфски, сотрудник завода, помогавший Лютгерту доставить на фабрику поташ, заявил, что никогда раньше не видел такого количества вещества и полагал, что в тот момент необходимости в нем для производственного процесса не было.

Госпожа Агата Тойч, чей муж владел салоном, расположенным напротив завода Лютгерта, показала, что из фабричной трубы до поздней ночи валил дым, хотя предприятие к тому времени было уже закрыто, и раньше такого не наблюдалось. А свидетель, мистер Хенгст, поведал, что около 10 часов вечера, проходя мимо, слышал шум, похожий на человеческие крики, доносившиеся через окно подвального помещения.

Вдова Кристина Фельд, за которой ранее ухаживал Адольф Лютгерт, также выступила против него. Она рассказала на суде, что Лютгерт не стеснялся демонстрировать свою ненависть к жене и давал повод думать, что он был не против избавиться от нее.

Доктор Гибсон и профессор Де ла Фонтэн показали, что массы мягкого вещества, обнаруженные в чане с фаршем, предположительно, являются растворенной человеческой плотью, а частицы, извлеченные из дренажных труб — частями человеческих костей.

Защита начала представлять свои аргументы 24 сентября. Прозвучали несколько свидетельств, о том, что после 1 мая несколько людей в разных частях города видели женщину, похожую на миссис Лютгерт.

Чтобы опровергнуть теорию о ненависти к жене, защита вызвала в зал судебных заседаний некую Мэри Сайммеринг. Она свидетельствовала, что мистер Лютгерт намеревался жениться на ней, и он никогда не отзывался о своей жене в дурном тоне. Однако это выступление произвело не лучшее впечатление на присяжных. Ведь, кроме прочего, оно указывало на отсутствие чувств к супруге и намерение оставить ее.

Как уже говорилось, представила защита и собственные результаты экспериментов с растворением трупов, которые, понятно, оказались иными, чем у обвинения.

Бизнес-партнер Лютгерта, Уильям Чарльз, свидетельствовал, что поташ был необходим для производства мыла, однако его показания были легко опровергнуты свидетельствами обвинения, согласно которым при осмотре фабрики на складе было обнаружено вполне достаточное количество мыла, и в производстве нового необходимости не было.

18 октября жюри присяжных удалились на заседание, но не смогли договориться. После раздумий, длившихся 66 часов, девять присяжных проголосовали за виновность, и трое отдали свои голоса в пользу оправдательного приговора.



29 ноября 1897 года начался второй судебный процесс. В этот раз аргументы, высказанные экспертом, антропологом Колумбийского музея, Джорджем Дорси, оказались убедительными. Он с уверенностью определил, что в куче останков животных, сваленных на заднем дворе фабрики, обнаружена часть бедренной кости женщины.

И присяжные вынесли вердикт: виновен в убийстве. Лютгерта приговорили к пожизненному заключению в тюрьме Джолиет. Он умер от сердечной недостаточности 27 июля 1899 года.

Эта примечательная история имела своеобразное продолжение. Сложились несколько городских легенд, сюжет которых отличался тем, что в одних миссис Лютгерт оказывалась жива, и ее встречали во многих городах страны и за рубежом, на исторической родине, в Германии или во Франции. В других легендах раскрывались ужасные подробности, согласно которым Лютгерт не только убил жену, но и произвел из ее плоти колбасу, которую продавал жителям города. Впрочем, эта сказка легко опровергалась — ко времени расследования исчезновения миссис Лютгерт, фабрика уже не работала и не производила свою продукцию.

Но самыми распространенными, по сей день, остаются рассказы, в которых призрак невинно убитой женщины, является в окрестностях колбасного завода, а ведь его здание, хотя и основательно переделанное, существует и сегодня. Правда, оконце, ведущее в подвал, где был цех с чаном, давно уже наглухо заложено камнями.



promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 5
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…

?

Log in

No account? Create an account