cpp2010

Собрание разностей


Previous Entry Share Next Entry
cpp2010

Калеб Карр, "Алиенист". #25


На пятом этаже этого здания по адресу Бродвей, 808, доктор Крайцлер организовал свою штаб-квартиру

Наконец, я услышал человеческие голоса и, собрав волю в кулак, сел на диване. В голове роились вопросы, но вид дюжины незнакомых работяг, ввалившихся в покои, поверг меня в молчание.

Они вкатили на полозьях новый предмет обстановки – покрытый затейливым орнаментом огромный бильярдный стол, а за ним – кабинетный рояль. Грузчики пыхтели и проклинали друг друга на чем свет стоял, но тут один заметил, что я сижу.
– Эй! – воскликнул он радостно. – Да вы только гляньте сюда – мистер Мур проснулся! Как вы, мистер Мур?


Остальные рабочие заулыбались, а кое-кто начал стягивать кепки – на мой ответ они явно не рассчитывали. Говорить оказалось куда сложнее, чем мне представлялось вначале, так что я смог лишь выдавить нечто вроде:
– Где я? Кто вы?
– Придурки мы, вот кто, – ответил тот же грузчик. – Кто ж на крыше лифта с бильярдом ездит – но по-другому его сюда не поднять. Вот такие кунштюки. Но док платит – стало быть, надо вертеться.
– Крайцлер? – вымучил я следующий вопрос.
– А то, – ответил грузчик.

Тут в желудке у меня что-то шевельнулось.
– Есть хочу, – сказал я.
– Неудивительно, – из дальнего угла огромной комнаты отозвался женский голос. – Нормальное желание после двух ночей и одного дня без еды, Джон. – Откуда-то из тени выплыла Сара в простом темно-синем платье, не стеснявшем ее движений. В руках она несла поднос с дымящейся супницей. – Попробуй, здесь немного бульона с булочкой. Скорее окрепнешь.
– Сара! – слабо вскрикнул я, когда она присела на мой диван и подвинула мне свою ношу. – Где я?

Но она ничего не успела ответить: рабочие, увидавшие, как она подсаживается ко мне, стали перешептываться и пересмеиваться. Не глядя в их сторону, Сара тихо сказала мне:
– Мистер Джонас и его люди не подозревают, для чего мы здесь. Им известно, что я не служанка, и они полагают, будто я здесь что-то вроде общей любовницы. – И она принялась по ложечке вливать в меня восхитительно соленый куриный бульон. – Поразительно, что все они при этом женаты…

Я прервал свое довольное хлюпанье и умудрился спросить:
– Сара, но все-таки – где мы?
– Дома, Джон, дома. По крайней мере, это станет нашим домом, пока будет идти расследование.
– Рядом с церковью Милости Господней и напротив «Маккрири» – что же это за дом?
– Наша штаб-квартира, – произнесла она с немалым удовольствием. Затем чело ее омрачилось. – И, кстати, мне нужно срочно вернуться на Малберри и доложить обо всем Теодору. Он волновался насчет телефонной линии – ее как раз только что провели. – Она крикнула в глубину комнаты: – Сайрус? Ты не поможешь мистеру Муру?
Тот не замедлил к нам присоединиться. Рукава его бело-голубой полосатой рубашки были закатаны, а мощный торс перечерчен подтяжками. Он посмотрел на меня скорее озабоченно, нежели сочувственно, явно не в восторге от задачи кормить меня с ложечки.
– Все в порядке, – сказал я, забирая у Сары прибор. – Мне уже лучше, я сам. Но ты так и не сказала…
– Сайрус все знает. – Она подхватила свое скромное пальто, висевшее на изящной дубовой вешалке у двери. – А я уже опаздываю. Обязательно доешь бульон, Джон. Мистер Джонас?… – Она скрылась за дверью. – Мне нужен лифт!..

Видя что я и в самом деле способен себя накормить, Сайрус заметно расслабился и, подвинув к дивану изящный серебряно-зеленый стул с прямой спинкой, уселся рядом.
– Выглядите намного лучше, сэр, – сказал он.
– Я жив, – ответил я. – И более того – я по-прежнему в Нью-Йорке. Я почти был уверен, что приду в себя где-нибудь в Южной Америке или на пиратском судне. Скажи мне, Сайрус, последнее, что я запомнил – это и правда был Стиви? Он действительно…
– Да, сэр, – невозмутимо ответил Сайрус. – Между нами, с той ночи, когда он увидел тело на мосту, заснуть ему не удавалось. Так что он бродил по кварталу и тут увидал вас, сэр, на Бродвее. Говорил, вы… в общем, нетвердо держались на ногах, так что он решил последовать за вами. На всякий случай, сэр. А когда обнаружил, куда вы направляетесь, счел разумным подождать снаружи. Но тут его заметил полисмен и не замедлил обвинить в том, что там обычно происходит. Стиви, разумеется, все отрицал и даже сказал полицейскому, что ждет вас, но фараон ему не поверил. Так что мальчишка рванул прямиком в «Холл». Он вовсе не собирался вас спасать, он сам убегал, но тут одно зацепилось за другое, и в результате все вышло удачно. Полисмен так никого и не задержал, зато помог вам выбраться оттуда невредимым.
– Понятно… Хорошо, а как же я тогда попал… Сайрус, да где же мы находимся, черт побери?
– Номер 808 по Бродвею, мистер Мур. Последний этаж, то есть шестой. Доктор снял его под нашу штаб-квартиру. Конечно, далековато от Малберри, но кэбом добраться можно за пару минут. А коли движение плотное, то и трамваем.
– А вся эта… обстановка – откуда она?
– Это все доктор и мисс Говард – они вчера в Бруклин за ней ездили. Сначала решили закупать конторскую, но потом доктор сказал, что и дня в такой обстановке не проживет, а долго – и подавно. Так что ограничились столами, а потом направились на аукцион на Пятой авеню. Там распродавали мебель итальянского маркиза Луиджи Каркано. Вот они и разжились.
– Да уж… – задумчиво произнес я, наблюдая за очередным явлением двух грузчиков, тащивших огромные часы, две китайские вазы и какие-то зеленые занавеси.
– Когда мы почти все тут обставили, доктор распорядился перевезти вас из своего дома сюда.
– Так вот что было землетрясением, – произнес я.
– Сэр?
– Мне снился сон. А почему сюда?
– Он сказал, что у нас нет больше времени с вами нянчиться, и дал вам еще немного хлорали, чтобы вы очнулись легко. Хотел, чтоб вы сразу были готовы к работе.

Снаружи послышались возня и шум. Я услыхал голос Крайцлера, произнесшего что-то вроде: «Ага, он уже. Замечательно!» Двери распахнулись, и Ласло буквально ворвался в комнату, за ним – Стиви Таггерт и Люциус Айзексон.
– Мур! – вскричал он. – Вы ведь уже проснулись, да? Наконец-то. – И он схватил меня за руку, проверяя пульс. – Как вы себя чувствуете?
– Не так скверно, как ожидал.

Стиви устроился на подоконнике, поигрывая приличных размеров складным ножом.
– Я так понимаю, именно тебя мне следует благодарить, Стиви, – обратился я к нему. Мальчишка в ответ улыбнулся и уставился в окно. Волосы падали ему на лицо. – Я этого не забуду, Стиви.

Он хмыкнул. Похоже, малец просто не знал, как ему принимать похвалы.
– Вообще это чудо, что он пошел за вами, Мур, – сказал Крайцлер, оттягивая мне веки и вглядываясь в белки. – По всем законам вы уже должны быть мертвы.
– Спасибо, Крайцлер, – сказал я. – В таком случае, думаю, вам совсем неинтересно, что я выяснил.
– И что же вы могли выяснить? – спросил он, залезая мне в рот каким-то хитрым инструментом. – Что Санторелли не покидал «Парез-Холла»? И считается, что он до сих пор в своей комнате, из которой нет второго выхода?

Мысль о том, что все ужасы, перенесенные мной, оказались совершенно напрасными, вгоняла в уныние.
– Откуда вы узнали?
– Сначала мы решили, что вы бредите, – сказал Люциус Айзексон, подходя к одному из столов и вываливая на него содержимое какого-то бумажного мешка. – Но вы продолжали бормотать одно и то же, поэтому мы с Маркусом решили немного прогуляться и проверить эту версию у вашей подружки Салли. Оказалось весьма любопытно: Маркус сейчас работает над возможным решением.

Сайрус поднялся, пересек комнату и вручил Люциусу конверт:
– Уполномоченный Рузвельт передал это сегодня с нарочным, детектив-сержант.

Люциус немедленно распечатал его и внимательно изучил содержимое.
– Ну что ж, похоже, все официально, – неуверенно произнес он. – Мы с братом «временно выходим из подчинения Отдела расследований по причинам личного характера». Надеюсь, моя мама об этом не узнает.
– Замечательно, – сказал Крайцлер. – У вас останется доступ ко всем ресурсам Управления, но вам теперь ни к чему регулярно там появляться – похвальное решение. Может, в таком случае вы потратите немного времени на обучение Джона более искусным методам ведения следствия? – Ласло хохотнул, после чего добавил уже тише, слушая биение моего сердца: – Я ни в коем случае не умаляю ваших заслуг, Мур. Это была важная работа. Но прошу вас – не считайте все это дело шуткой, поскольку для всех, кого мы будем опрашивать, это не она. В таких случаях благоразумнее действовать парами.
– Вы пытаетесь обратить обращенного, доктор, – ответил я. Крайцлер еще немного помял меня и встал.
– Как ваша челюсть?

Признаться, о ней я пока даже не вспоминал, а теперь поднес руку ко рту и ощутил боль.
– Ну, карлик… Без бритвы он никуда.
– Вот и молодчина! – рассмеялся Крайцлер и похлопал меня по спине. – Ну, допивайте бульон и одеваться. У нас еще сегодня комиссия в Беллвью, кроме того, я хочу, чтобы люди мистера Джонаса здесь все закончили. Первое совещание у нас сегодня – в пять часов.
– Комиссия? – спросил я, поднимаясь на ноги и рассчитывая, что тут же снова свалюсь без чувств. Но куриный бульон сделал свое дело. – Кого смотрим? – Тут я заметил, что на мне – ночная сорочка.
– Гаррис Марковиц из дома №75 по Форсайт-стрит, – ответил Люциус, подходя (или, точнее, подвигаясь, как жирная утка, но признавать этого не хотелось) ко мне с несколькими машинописными листами. – Галантерейщик. Пару дней назад его жена заявила в Десятый участок, что муж отравил их внучат – Сэмюэла и Софию Ритер, соответственно двенадцати и шестнадцати лет. Сказала, что он подсыпал им в молоко некую «пудру».

– Яд? – удивился я. – Но наш герой не отравитель.
– Пока мы этого не знаем, – ответил Крайцлер. – Однако его деятельность может быть куда разнообразнее, чем нам представляется. Хотя мне все же думается, что этот Марковиц имеет к нашему делу такое же отношение, как и Генри Вульфф.
– Но дети, вместе с тем, прекрасно вписываются в общую картину. – тактично подчеркнул Люциус. – Ритеры – свежие иммигранты, отец и мать отправили их в Америку из Богемии к родителям миссис Ритер, чтобы те отдали их в домашнее услужение.
– Да, это так. Иммигранты, – сказал Крайцлер. – И если бы это случилось три года назад, я бы, наверное, проникся. Но пристрастие нашего друга к проституткам, как и любовь к членовредительству представляются настолько значительными, что нельзя разрабатывать только иммигрантскую линию. Хотя даже если Марковиц и не связан с нашим делом, есть иные причины к таким делам присматриваться. Отсекая их, мы сможем получить четкий образ человека, которого искать не следует, – своего рода негатив, с которого мы сможем в дальнейшем напечатать прекрасный снимок.
....................................
Когда в твоей стране население постоянно недовольно работой полиции, волей не волей, власти будут вынуждены делать все для улучшения имиджа борцов с преступностью. Американский комедийный сеиал Бруклин 9-9 1 сезон которого сейчас можно посмотреть в режиме онлайн это яркий пример подобной практики. И ведь работает ! Если бы нет, то не запускался бы сейчас уже второй сезон.


promo cpp2010 december 25, 2012 00:40 5
Buy for 30 tokens
Две недели назад в Нью-Йорке, на стадионе "Медисон Сквер Гарден" состоялся благотворительный концерт, посвященный сбору пожертвований для пострадавших от урагана Сенди, накрывшего штаты Северо-Запада США, а также острова Карибского моря в октябре этого года. Сенди стал самым…

?

Log in

No account? Create an account